X-books.com.ua Современная мировая литература
Киев, м. Петровка, Книжный рынок
ряд 106, место 2, тел. (067) 960-05-95
Найти
  Как купить книги Доставка и оплата Контакты
Книга добавлена в корзину
Продолжить выбор
Оформить заказ
новинки лучшее распродажа форум лит.клуб
мои заказы
Каталог: Художественная| Специальная| Детская| Дом и досуг 

sitemap
Все новости
29.11.06 Настоящие люди и большая вода и др.

Николай Тарасов. У Колдун-горы: Стихотворения. Поэмы / Вступ. статья С. Веднёвой. – Южно-Сахалинск: Сахалинское книжное издательство, 2005. – 304 с.

Это девятая книга поэта Николая Тарасова, которого кандидат филологических наук Светлана Веднёва относит к представителям тютчевской традиции «несуетного зрелого размышления о человеке перед лицом мироздания». Мироздание – отвлечённое понятие, но каждый представляет его по-своему, видя в нём черты прежде всего родной земли. Для Николая Тарасова это – Сахалин, Дальний Восток. «Для кого-то он – дальний… А для нас – ближе нет… Очертанья державы Без него не полны… не охвостье России, А начало её… Здесь любовь и разлука На причалах живут… Всё плохое – убудет. Так здесь было всегда: Настоящие люди И большая вода». «Мыс Край Света», «Шикотан», «У вулкана», «На далёком лесном кордоне», «Кедровый стланик», «Оверкиль», «На деляне», «Островное», «Океан», «Таёжный посёлок», «Остромысовка» – названия только некоторых стихотворений, посвящённых Дальнему Востоку. Характерный мотив поэзии Николая Тарасова – естественное, как дыхание, чувство свободы. Птица, спасшаяся от силков птицелова, – её символ:

А птица пела в зеленях,
Перелетала острокрыло
И удалялась от него,
Вися на тонкой нити
счастья…

Не чужда поэту и ирония. Но всегда – добрая:

Целый вечер дождь идёт.
Настроенье – скверное.
Нет луны. А луноход
Работает, наверное.
Он на светлой стороне,
В грунт вонзая щупальца,
Тихо ходит по Луне
И на солнце щурится.

Стихи, с одной стороны, шуточные, которые можно читать детям, а с другой – аллегория: как луноход боится потерять связь с Землёй, так сахалинец – с Россией. Но пока есть на Дальнем Востоке русские поэты, этого не случится.

Юрий Асланьян. Территория Бога: Роман-расследование. – Пермь: Книжная площадь, 2006. – 416 с.

Роман был написан почти четыре года назад, за это время делалось несколько безуспешных попыток издать его, хотя те, кому удалось прочесть рукопись, давали «Территории Бога» самую высокую оценку. Наконец роман выпущен при финансовой поддержке администрации Пермского края. Юрий Асланьян определил своё произведение как роман-расследование. Главная сюжетная линия действительно детектив – расследование убийства директора крупного заповедника на Северном Урале. Но постепенно расследование превращается для автора, читателя и героев в активный процесс познания мира и самих себя. А конкретная территория становится метафорой пространства и времени человеческого бытия. Территория Бога – это территория человеческой души. «Моя метафора – это люди, факты и та земля, где физически невозможно спутать вишерские алмазы со стразами и метастазами метаметафористов, куртуазных маньеристов и других соцреалистов современности. Это конкретная территория Северного Урала – в центре России». «Территория Бога» – синтез журналистики и художественной прозы. Читатель этого острого, современного, необычного романа, безусловно, откроет для себя что-то новое и убедится, что Юрий Асланьян – один из самых ярких и талантливых писателей, живущих сегодня в Перми.

Владимир Тоцкий. Век начался… – М.: Древлехранилище, 2006. – 112 с.

Красивая книжка – квадратного формата, с замечательными рисунками Михаила Лукичёва. Прелестные зарисовки, по большей части городские, с меланхолическим «дождливым» настроением под стать стихам – негромким, доверительным, которые автор словно шепчет, проборматывает в задумчивости, размышляя о жизни, о прошлом, о любви и Боге:

То ли дым глаза туманит,
Не даёт смотреть.
То ли прошлое так ранит,
Стоит лишь задеть.
Память горше наказаний,
Обжигает льдом.
Я без тех воспоминаний –
Выстуженный дом.

Неслучайно книга посвящена памяти родителей поэта, есть в ней и стихотворение памяти его бабушки – корни не обрублены, дом души не пуст. Оттого поэт в состоянии «вживаться» в чужой возраст, чужую судьбу. Ему удаётся передать и ощущение молодости, в которой каждому, наверное, «хотелось всему быть причастным, Бессмертным, счастливым, несчастным», и тяжесть стариковских раздумий:

Оставил книжку
трудовую,
Ещё сберкнижку гробовую.
Весома книжка трудовая.
Ничтожна сумма гробовая…

Родина для поэта – не только биографически близкие и любимые места вроде деревни, «где петляет Битца», Москвы в июльском ливне или «дач Подмосковья». Но и строчка Арсения Тарковского, органически вросшая в четверостишие Владимира Тоцкого, тома Гоголя, Толстого, Гроссмана, которым посвящено целое стихотворение, «шмелёвский Горкин», «Пастернаков, Блоков» «Белорусско-Балтийский вокзал», прочитанная «книга «Поедем в Лапшеньгу». Словом, и русская жизнь, и русская культура – два источника стихов, собранных в этом томике.

http://www.lgz.ru




0.0084700584411621